Уроки бурлеска в теории

Теоретический бурлеск: что мы о нем знаем? Практика видна невооруженным взглядом — перья и эпатажные наряды, странные кричащие аксессуары и соответствующее поведение. А откуда корни?

В записных книжках Василия Шукшина имеется ремарка о том, что писателю, желающему быть оригинальным, достаточно говорить правду. Если бы! Те, кто хорошо знаком с историей отечественной словесности, наверняка подтвердят: так называемые «положительные персонажи» нашим классикам крайне редко удавались – какие-то они выходили ходульные, бледные, искусственные. Стародум из «Недоросля» Фонвизина, Штольц из «Обломова». И ряд этот вполне можно продолжить. Если современные эпатажники вообще о классической литературе что-либо слышали…

Человек социальный, homo socium, так устроен, что в какой-то момент начинает тяготиться и правдой, и прозой жизни, и грубым реализмом. Так и возникает искусство игры, пародирования, травести и бурлеска. Оно заложено в природе человека, особенно творческой личности. А публика, испокон веков требующая помимо утробного насыщения еще и зрелищ, не всегда в состоянии отличить лик от личины, имидж от подлинного облика. И начинает думать: вот он каков, наш любимец! А каков он на самом деле, знают лишь родные и близкие. И — едва ли — он сам. И не спешит это тайное естество демонстрировать…

uroki-burleska-v-teorii

 

«Золотой век» русской культуры был богат на литературные маски: «сверчок» Пушкин, «гусар» Давыдов, «философ» Боратынский, «балладник» Жуковский и др. Под маску мало кто даже пытался заглянуть. Публике, видимо, интереснее притворство.

Вот Никита Джигурда – актер, поэт, философ, бард. Тонкая личность, умнейший человек. Да вот беда, в этом качестве он мало кому интересен. Что же остается? Эпатировать скандальными выходками, демонстрировать сомнительную силу голоса, писать «монадные» стихи, состоящие преимущественно из нецензурных слов и др. Конечно, и здесь мы имеем дело со своеобразным бурлеском, когда за внешним цинизмом и грубостью кроется довольно глубокая натура. Поведение Джигурды – своего рода «цинизм от страдания».

На Руси издавна известен тип человека блаженного, юродивого, психически не вполне здорового, но почитаемого едва ли не святым в глазах окружающих. Недаром в «сердце» Москвы установлен храм в честь одного из таких блаженных – Василия. Не перевелись юродивые и юродствующие и в наше время. Черты юродства сохранились в некоторых поэтах и поэтессах эстрадного толка (вспомним хотя бы покойных Беллу Ахмадулину и Андрея Вознесенского, а еще раньше – футуристов и раннего Маяковского), а также в актерах театра и кино.

Лидер группы «Звуки Му», рок-музыкант и философ Петр Мамонов многим запомнился по роли в фильме режиссера Павла Лунгина «Остров», а также сыграв Ивана Грозного в исторической ленте «Царь». Он – частый гость на телевидении. Выглядит далеко не презентабельно – как-никак, жизнь потрепала, и разного рода излишества состарили прежде времени. Но за внешностью человека сильно пьющего – по сути, бомжа – Мамонов обнаруживает натуру страстную, склонную к философичности и глубоким социальным обобщениям. В чем-то он сродни бродячему украинскому философу XVIII века Григорию Сковороде.

Актер и режиссер Иван Охлобыстин – не менее колоритная фигура. Завсегдатай сериала «Интерны», несостоявшийся кандидат в президенты России, в недавнем прошлом – отец Иоанн, многодетный отец – и все это только о нем одном! Несколько лет назад разродился героической народной драмой о Соловье-разбойнике. И пусть там явный перебор с кровищей, хватает «черноты» — но национальная идея вполне ясна. Охлобыстин всегда готов развернуться и встать в полный рост – когда юродство ему вконец осточертеет.

Итак, бурлеск скорее жив, чем мертв. Более того – почивать в бозе явно не намерен. Пока публика будет яростно требовать «хлеба и зрелищ» — появятся новые любимцы. И даже их выходящее за рамки общественных приличий поведение обязательно найдет сторонников. Хуже всего ведь что? Тупое равнодушие и молчание. А когда ругают – значит, задело, зацепило. А ты и рад стараться!

Стоит ли говорить, что и в современном танце бурлеск имеет немалый вес, особенно когда стараются завлечь публику широкую, неинтеллигентную. Поставьте балет «Лебединое озеро» в жанре стриппластики и с огромной долей бурлеска — у Вы увидите, как зал будет переполняться в течение всего времени показа постановки! Неужели танец у шеста, который и сам по себе красив и весьма привлекателен, не заставит мужчину потерять рассудок, если к нему добавить бурлеск…